Кононенко Мария

Зажигаю свечу!

В непроглядной ночи зажигаю свечу!

Путешествие Маленького принца.
Путешествие Маленького принца.
Весёлый пёс.
Весёлый пёс.
Цветок жизни.

Цветок жизни.

Царственный петушок.

Царственный петушок.

Небывалый цветок.

Небывалый цветок.

Дивный пейзаж.

Дивный пейзаж.

Вечереет.

Вечереет.

Весна?!.

Весна?!.

Это мир в моих руках!

Это мир в моих руках!

Сиреневый пейзаж.

Сиреневый пейзаж.

Закат.

Закат.

Одуванчики.

Одуванчики.

Радость бабочки.

Радость бабочки.

Небесный дракон.

Небесный дракон.

Новое утро.

Новое утро.

Горный верблюд.

Горный верблюд.

Роза.

Роза.

Лунная дорожка.

Лунная дорожка.

Ночной цветок.

Ловлю мгновенья Красоты.

Ловлю мгновенья Красоты.

1. Индивидуальная заявка.
2. Номинация «Изобразительное искусство»: «Живопись», «Графика». 

3. Номинация “Литературное искусство”. Стихи.

Кононенко Мария Борисовна – художник и дизайнер из Киева.

Родилась 10 ноября 1987 года. Училась в школе с углубленным изучением английского языка, затем в университете “Украина” на кафедре дизайна.

Родители с рождения прививали Марии любовь к созданной природой или человеком красоте.

Кроме художественного творчества, Мария пишет стихи и песни. Вдохновение черпает в книгах, культуре разных народов, духовном достоянии человечества. Со времени знакомства с системой самосовершенствования, основанной на принципах Истины, Доброты и Терпения (Фалунь Дафа), художница стремится передать в творчестве чувство покоя и гармонии. Приобщить зрителей к мечте о лучшем мире, ведь каждый может изменить его, начав с себя.

Стихи
* * *
Зовсім
Хоче осінь одіслать листи –
Я знаю; осінь,
Покажи мені, де – я, де – ти.
Там за горами,
Де із місяцем говорить ніч,
За лісами,
Де земля із небом віч-на-віч…

Серце
Знов тріпоче, мов
                       безкрилий птах,
Я знаю, осінь,

Все написано
           в твоїх листах,
І доки сонце
Залишає слід
               на небесах,
Буде вітер
Шепотіти
        у твоїх листах…

І знову осінь
Нам розносить пломенні листи,
І вітер просить
Прочитати їх на самоті.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

І день
відходить,
І із місяцем
            говорить ніч
Десь за горами,
Де земля із небом віч-на-віч…

* * *
Я хочу видеть
           лишь Солнце,
А если оно зайдет,
Я буду смотреть
               в ту точку,
Где светел еще небосвод.

Я буду смотреть на звезды,
Если наступит ночь.
Они хоть малы и далеки,
Но смогут тьму превозмочь.

А если подует ветер,
И тучи небо заткут,
Я зажгу янтарную свечку
И рассею немного тьму.

Но если бабочки крыльями
Потушат мою свечу,
Я тихо глаза закрою
И к Солнцу сама улечу.

* * *
Подо мной –
              глубина,
я – порыв,
я – волна,

Я пронзаю
берег уснувший.

Плещет солью
в висок

                        на ленивый песок,
На твердыню незыблемой суши.

Изумрудна, как лист,
                я – как нежный нарцисс,
Мчусь под небом я и над землею.
И, рожденье забыв,
                        не узнаю я смерть,
Я всегда буду только собою.

* * *
На зеленых деревьях,

окутанных тайной,
можно прочесть: «Я – вечен»
И радость почувствовать тут же.

В лесу стоит дерево,
                       на нем – гнездо,
А в гнезде – свеча…
Кто-то поверил и пошел наугад,
Колчан снимая с плеча.

Ветви хлестали его по лицу,
Нервно сбивался шаг:
Не потерять бы тот дивный свет,
Что прорезает мрак.

Он прибежал на дрожащий огонь,
И, озираясь вокруг,
Бесстрашно незнаных
                             врагов поджидал,
С надеждой, что явится друг.

А в тишине лишь мерцала свеча,
В ночь посылая тепло,
И на самом конце ее язычка
Добро танцевало со злом…

Веками стояла в гнезде свеча,
Но именно в этот миг
Ветер ночной меж листьев подул,
И огонь, заметавшись, поник.

И добро, соскользнув,
                           тихо взмыло вверх,
К звезде, что спит в облаках.
А зло по стволу покатилось вниз
И превратилось в прах.

Ветер развеял его по земле
И взвился потом до небес,
А путник, зябко кутаясь в плащ,
равнодушно ушел в лес.

И стоит с тех пор в том гнезде свеча,
И скитается путник во тьме,
А добро сияет звездой в небесах,
А зло прорастает в земле.

И никто не знает, как найти туда путь,
И как оживить свечу:
Путник надежду свою потерял,
А другие никак не найдут.

Но пока еще будет светить звезда
И стоять еще будет лес,
Слабая искра таится в свече,
Ожидая добро с небес…

В лесу стоит дерево, на нем – гнездо,
А в гнезде – свеча…
Кто-то поверил и пошел наугад,
Колчан снимая с плеча…

* * *
Я – тот чистый родник, который привык
Дарить берегам небеса.
Я – то солнце во тьме, в пустой тишине,
Что невидящим дарит глаза.

Я – дыханье детей, спящих в саду,
И вдыхающих запахи роз.
Я – тот луч на заре, что, скользнув по пруду,
Заискрился у чьих-то волос.

Я – тот путь, что слеза на щеке провела,
Что вся в краске густой боевой.
Я, как ветер из грез, утешенье принес,
И сейчас, может, рядом с тобой…

* * *
Топор и меч – на них следы войны,

Искристые, холодные, как звезды,
И по клинку ползет огонь волны,
Замерзшей на темнеющем морозе.

Крик боли по земле, как острый нож:
Не брат, не друг, а лишь одно виденье…
В ночи – костров слабеющая дрожь,
И по ветру трепещутся знаменья…

Забыть про все, приветствуя весну,
И, согревая в ней свои босые ноги,
Топор и меч пустить скорей ко дну,
Смывая с лезвий каменные слезы.

* * *
Небесная гладь так похожа на моря залив,

Что хочеться ввысь улететь и уже не вернуться…
И, скучную гавань свою навсегда позабыв,
Летучим Голландцем в бездонную синь окунуться.

И море спокойное тихими струнами волн
Заглушит тоску и мелодию новую свяжет,
И вложит ее в огрубевшую ткань парусов,
И путь на дорогу из солнечных бликов покажет.

* * *
Я вижу сны из каменного грота,

Из зарева сияющего дня.
Я вижу сны. Они ко мне приходят,
Когда надежды нету у меня.

Когда закатный луч ее последний
За кромку моря, вспыхнув, повернет,
Я вижу, как сапфиры в море дремлют,
И в море зарождается восход.

И даль ко мне несется через волны,
Светясь сквозь них незримою волной,
И месяц, светлой чистой влаги полный,
Незримо сон оберегает мой.

* * *
Мистерия солнца

Утешит меня.
Лекарством поднимется в сердце,
Согреет душу…

А я и не знала, что море люблю,
Но так же – и сушу.
И в море любви я иду,
Свет в себе сохраня.

Пронизаны светом
И дышат деревья и камни,
И небо склонилось –
Как будто в объятьях они.

И я прохожу
Сквозь зеленые
с золотом ставни.

И синее море
Мистерию солнца
Хранит.

* * *
Вот – ты, а вот – все остальное,

И между этим – нет границы.
В тебе я вижу мир. И из земного
В небесное вокруг тебя летают птицы
Как корабли. И между нами нити,
Как звездные дороги, протянулись,
Они, как свет, невидимы; в развитьи
Мы кружимся, как звенья, что вернулись
На свое место в сложном механизме.
Вдыхает все пространство – дышишь ты.
Твой каждый вдох – принятие новой жизни,
Зеленый мир рождается в груди.
И вне тебя. И я в нем воспаряю
К лучам, восторгом льющимся из глаз.
Вот – ты. Тебя коснусь я и узнаю,
Что дрогнет мир от ласки в тот же час.

* * *
Моя душа, провеянная ветром –
Это не я, не ты, мой повелитель.
Она выходит в путь вдвоём с рассветом,
И я не знаю, где её обитель.

Она выходит, может быть, нагая,
А может, вся в лучах – не разгляжу я.
Мне слышится, зовёт она: ну, где ты?
И, вроде бы, потом её ищу я.

Она себя рисует, где успела,
И прочь уходит вдруг, не расписавшись.
Мелькают предо мной её портреты,
На каждом подпись: неизвестный мастер.

Я вижу в них черты, с твоими схожи,
И иногда, наверное, с моими.
Но что она – не мы, я знаю всё же,
И у неё видать другое имя.

И, кажется, порою удаётся
Мне уловить звенящее звучанье
Моей души, провеянной ветрами,
Застывшей в созерцании молчанья.

* * *
Дева вошла осторожно

И поманила рукой.
Сделала всё невозможным,
Сплавила свет и покой.

Дева, укутавшись в тени
Бархатный и тёплый цвет,
Остановила вдруг время,
Будто давно его нет.

Дева, как ночь, раздарила,
Нам поцелуи свои.
Что это, спросим мы, было?
Прикосновенье любви?

Дева уйдёт, на прощанье
Небу помашет рукой,
И между небом и нами
Выпадут свет и покой.

* * *
Вижу сказок дорогу,

Всходящую с берега к звёздам.
В Валиноре все спят,
Горизонт, как лучина, погас.

И вздыхает, и шепчет о чём-то
Огромное море.
Лунный свет превращает его
В незастывший топаз.

Силуэты дворцов, резных башен
Могли разглядеть мы
До заката, но путь
К ним не знали тогда, а теперь

В Валиноре все спят,
И сияет в мерцающей бездне
Орион, покровитель
Летящих во мраке земель.

Я ловлю отражение бабочки,
Что колышется в сонной воде,
И мне вновь почему-то кажется:
Ты и здесь, и почти нигде.

Муравей усами притронулся
К терпкой глади, и выронил звук,
И неслышное эхо доносится
До бродящих задумчиво тут.

А улиткино удивление
Так прозрачно, – смотри на свет…
И опять подошло прозрение:
Ты и здесь, и тебя здесь нет.

* * *
Закатилось солнце за край крыши.

Ты меня не слышишь. Я не слышу
Как ты дышишь. Сонное дыханье
Схоже с осчастливленным молчаньем.

Закатилось солнце за край дома,
За лучи как за руки ведомо
Звёздами и месяцем впридачу
В хороводе. Всё в порядке, значит.

Значит, всходят в небесах посевы…
Скорпион спит на руках у Девы.
Как две капли схожие дыханья –
На двоих счастливое молчанье.

* * *
Зачарую словом я ночь,

Украду её до утра.
С облаков соцветия звёзд
Опускают в окна ветра…

Даже самый маленький свет
Засияет ярче, когда
С нежностью обнимет его,
Как дитя своё, темнота.

Пусть придут тепло и уют
К тем, кто прозябает в нужде.
За негласную доброту,
Ночь, я благодарна тебе.

* * *
Мне нравятся прозрачность леденцов

И искорки. Всё это – несъедобно 🙂
Твоя пушистость странная, как домик
Во мху кирпичном. Старенький засов

Довольно прост. На воздух декупажем
Ложится отпечаток старины.
Но всё ж мы помним, где мы родились.
Боке фигурки клеит над пейзажем.

Травинчасто-бумажный сувенир
И ракушки шершавость на ладони
Напомнят сон, и полусонный мир
Прозрачно дрогнет бусиной в бутоне.

* * *
Цвет потихоньку выцветает,

Обугленность край украшает,
Потёртости узор сквозной –
Как иней древний, неземной…

Всё потеряется в цветеньи,
Во мхах и тихом опустеньи,
Где свечи долго не горят,
А соловей чему-то рад.

Кого-то это пусть тревожит,
И кто-то пусть на 0 помножит,
И карусель изобретёт,
Чтобы отправиться в полёт.

А кто-то, путником в себе,
Поставит вехами в судьбе
Строки изломанную грань,
Сухую на окне герань…

Ведь ветхий манускрипт ценней,
Чем белый лист, для новых дней.

* * *
Пароход плывёт по граням моря,
И, минуя в спешке города,
Падает в трубу его сквозь дрёму
Дикая проворная звезда.

Пыль съезжает по воздушным горкам,
Катится, под солнцем веселясь
В городском уюте, а на волны

Светом песня ночи разлилась.

Не зимой, не осенью, не летом,
Но под небом тёмно-голубым
Пароход идёт по морю где-то,

Из трубы пуская звёздный дым.

* * *
Может улитка и правда – Вселенная, я –

Только сверчок на пути ее воспоминанья.
Капля в пути прилагает не много стараний,

На ухо тихо мурлычет водой тишина.

Кстати. Ещё мы увидим малиновый дом,
И никогда не устанем пить сока прозрачность.
Мы разузнаем про то, что зовут простым счастьем.

Вовсе не нужно сверяться с большим словарём,

Если слова от земли – на коре и в листах,
Азбука неба – в воде: рябь – опять отраженье…
Пишет улитка на камне своё сочиненье,

Ей отвечает Вселенная дружеским: ах!

* * *
Вечер с тёплым привкусом корицы,

В ложке тает чайная луна…
Тем, кому привычно не до сна,

Тем, кто дремлет, надлежит присниться.

Значит, путешествовать меж грёз,
Или повстречать одну случайно.
И тебя в свою я приглашаю.

Заходи, надолго и всерьёз.

Угощу тебя янтарным летом,
Выйдем вместе с ночью на балкон…
А потом уйдешь ты незаметно,

Тихо, как уходит светлый сон…

* * *
Чудак-человек открыл свой зонт,
Хотя не было дождя.
Чудак-человек сказал: горизонт

Открыт, и нам – туда.

И, зонт поднимая над головой,
Он плащ свой распахнул,
И ветер поймал с северных гор.

И ветер сильнее подул.

Не знаю, как долго летели они,
Но только и я потом
За ними вослед, подальше от бед,
Пустилась с открытым зонтом.

Смотри: голубеет вдали горизонт,
И там доживают свой век
Зонтик и плащ, да ветер ручной,
Я и Чудак-человек.

* * *
Деревья растут из воды. А казалось не так.
А раньше – казалось. И эхо вокруг раздавалось.
И что-то неясное только ещё начиналось,
Застенчиво и невзначай подавая мне знак.

И после последнего, с юных времён, перехода на “Вы”,
Нанизано столько колец на стволов сердцевины…
Вселенная ширится до золотой середины,
На пристань веков вынося пряди мокрой травы.

Поверх изумления к небу приподнятых лиц
Ночь с солнцем меняются – дарят друг дружке короны.
Деревья растут из воды, а слова – из страниц,
И звёзды качаются тихо в бесчисленных кронах.

Share This:

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.